Не пфайзером единым: ковидные миллиарды из воздуха. История “Криогенсервиса”

Существенный спад ковидной волны и смена руководителя в профильном министерстве здравоохранения обнажили проблемы, объясняющие почему так болезненно и неэффективно прошла Украина этот ковидный год. После громкой отставки министра Степанова стали одна за другой проявляться схемы, паразитирующие на отечественном рынке медицинских услуг и товаров. А с громким уходом на этой неделе главмента Арсена Борисовича появляются все предпосылки к переделу этих теневых рынков.

Украинский рынок медицинского кислорода яркое подтверждение этому. Монополия недобросовестного поставщика, реализация фальсификата, когда в итоге технический кислород давали тысячам тяжелобольных под видом медицинского! И всё ради сверхдоходов на беде. Именно такой отечественный рынок медицинского кислорода, где новому министру здравоохранения Виктору Ляшко и правоохранителям придется навести порядок, разрушив коррупционную монополию. Монополию имени “Криогенсервиса”.

Кроме официально озвученного публике провала контрактования вакцин, имитации многих программ по сдерживанию пандемии сегодня становится очевидной и другая, не столь безобидная, как просто профнепригодность сторона деятельности ведомственных чиновников времен министра Степанова. С коррупционной составляющей, что впрочем конечно не новость для этой отрасли, но в период коронавирусной катастрофы уже выходящая за рамки даже привычной коррупции.

Де-факто, подмена одного товара другим, причем опасным для здоровья задыхающихся от коронавируса украинцев. Баснословные прибыли из воздуха по дороге превращения жидкого тоннажа кислорода в газообразное состояние. Это история становления и расцвета в условиях коронавируса империи “Криогенсервиса” – искусственного монополиста на этом узком рынке. Причем, забегая наперед, уточним – не производителя, а продавца чужой продукции на этом крайне забюрократизированном и непрозрачном рынке медицинских и технических газов.

Рынок медицинского кислорода, еще недавно бывший вотчиной лишь узкого круга производителей и специалистов, в эпоху коронавирусной пандемии оказался едва ли не ключевым с точки зрения здоровья нации. Еще бы – от количества и качества медкислорода, как оказалось, в том числе зависит и статистика выздоровевших от коронавируса, поскольку им нужны аппараты искусственной вентиляции легких. Соответственно, нехватка медицинского кислорода в больницах или поставляемый в них фальсификат, по сути, были одними из причин потерь жизней наших соотечественников, тех самых жизней, которые могли быть спасены.

Заболевшие коронавирусом украинцы даже не знали, что в случае тяжелой формы протекания болезни их здоровье напрямую зависит от компании с малоизвестным широкой аудитории названием –  «Криогенсервис». До недавнего времени бизнес этого монополиста, контролирующего по разным оценкам от 60% до 70% рынка медицинского кислорода мало кого интересовал. Но в эпоху пандемии, когда выздоровление тяжелых больных зависит от своевременности поставок качественного медкислорода, журналисты выяснили, что существует монополия «Криогенсервиса». Компании со шлейфом скандалов и сомнительных манипуляций.

Приходится констатировать, что во многом бизнес Сергея Защенкова, а именно он через сеть подставных физических и юридических лиц является конечным бенефициаром «Криогенсервиса», и монопольный статус последнего возможен только в условиях коррупционной среды. Крышеванию ответственных лиц в разгар пандемии коронавируса, пришедшейся на период работы экс-министра здравоохранения Максима Степанова. Именно, благодаря “мотивированным” чиновникам, эта сомнительная монополия по перепродаже могла существовать. Обо всем по порядку.

Откуда на кислородном рынке взялся Криогенсервис? Его основной сегодня собственник, по образованию имевший шахтерскую специальность и продвинувшийся по комсомольской линии, знакомится с директором Киевского кислородного завода Анатолием Мельником и приходит работать на это предприятие. Именно на нем в 90-е и расцвел коммерческий талант Защенкова. Работая на стратегически важном для страны заводе, Сергей Защенков однажды осознает, насколько перспективным является рынок кислорода – технического и медицинского – для экономики страны.

Первый необходим для очень многих отраслей, ведь продуктами разделения кислорода выступают азот, аргон, сварочные, пищевые смеси и т.д. А медицинский кислород и вовсе золотое дно, ведь его за бюджетные деньги постоянно закупают для нужд медицины. В 1993 г. он создает предприятие «Криогенсервис», которое в тени госпредприятия занималось продажами чужой продукции. А в 1998 году, накопив за счет государственного “спонсора” стартовый капитал окончательно покидает Киевский кислородный завод.

Для понимания специфики данного бизнеса уместно остановиться на общих и различных чертах двух видов кислорода – медицинского и технического. Оба продукта производятся на одном и том же оборудовании, текут по одинаковым трубам и закачиваются в одни и те же резервуары. Разница состоит в том, что технический кислород чище по составу – его чистота 99,7%, в то время как у медицинского 95%. Но к ним предъявляются совершенно разные требования технического характера, разная степень проверок и в итоге, соответственно разная себестоимость. Медицинский кислород требует анализа в лабораториях – его аттестация проходит по 9-ти показателям (среди которых – влага, углекислота, отсутствие запаха и другое), в то время как технического – только по 3-м показателям. Качество медицинского кислорода определяется ГОСТом, а после начала процесса европейской интеграции – комплексом принятых в Европе требований GMP (международная промышленная медицинская практика), которыми определяются требования к персоналу, логистике, хранению, реализации. Кроме того, существует лицензирование со стороны Министерства здравоохранения. С учетом этих факторов цена медицинского кислорода в 2-3 раза выше технического, по которому такие требования выполнять не нужно.

«Криогенсервис» выигрывает тендеры по всей стране, предлагая цену на медицинский кислород вдвое ниже, чем конкуренты (6 тыс. грн. за т вместо 12 тыс. среднерыночной цены) поскольку, угадайте, продает технический кислород под видом медицинского. Как это стало возможным? Уже упоминалось, что технический кислород достаточно чистый, но в отличие от медицинского, содержит опасные для здоровья человека примеси. При длительном контакте с техническим кислородом у больных возможен целый букет болезней – от раздражения слизистой и пневмонии до нарушения деятельности сердца и дыхательной недостаточности. Но доказать пагубное влияние технического кислорода, заключенного вместо медицинского в аппарат искусственного дыхания, практически невозможно.

Тайное обязательно становится явным. В отношении Защенкова и его предприятия эта махинация вскрылась когда выяснилось, что он доставлял технический кислород, вместо медицинского, в одесские больницы прямиком с Одесского припортового завода. Правоохранители зафиксировали как грузовая машина загрузив технический газ прямиком повезла его по больницам, но в документах проходивший уже как медицинский кислород. Эту аферу вскрыли одесские правоохранители, они задержали директора одесского филиала «Криогена» и его шофера, сбывавших фальсификат в одесские больницы. Довести дело до логического завершения не удалось, так как хорошо “мотивированные” Защенковым чиновники делают все для торможения расследования. Подобные одесскому дела против «Криогенсервиса» имели место в Николаеве, Запорожье и других областях. Подделка документов, тендерные махинации, поставки фальсификата – вот фирменный стиль кислородного монополиста. Другим, в том числе и прямым производителям просто перекрывали “кислород”. Через лицензии и ограничение рынка сбыта. Все дороги вели только через “Криогенсервис”.

Дальше – больше. Оказалось, что выигрывающий по всей стране тендеры, захвативший львиную долю столичного рынка мед кислорода «Криогенсервис», сам даже не является производителем, а посредником, закупая жидкий кислород у 7-8 реальных отечественных поставщиков и за рубежом. Его роль закачивать его, переливать в газообразный вид в баллоны и неизменно “побеждать” на тендерах. Тут, кстати, становится возможной еще одна схема, ведь процесс перехода в газообразное состояние никто не контролирует, а стоимость такого кислорода в несколько раз выше жидкого. Там есть свои уловки при переходе от тоннажа в кубатуру и обратно.

Специалисты выяснили, что «Криогенсервис» делал видимость, что у него есть оборудование для медкислорода и он его сам производит. Среди документов, которые предприятие предоставляло в составе тендерных предложений, есть сведения об использовании в качестве оборудования для производства медицинского кислорода станции СКДС-70М в Яготине. Но технические эксперты уверены, что она попросту не может производить мед кислород и представляет хоть интерес только для приемщиков металлолома. Чиновники МОЗ и на это закрыли глаза, им хватало этой «железки» для предоставления лицензии на поставки мед кислорода. Побеждала чиновничья жадность и целесообразность. Никто не хотел ссориться с монополистом продаж.

А что же больницы и фармация? Им все равно, какую продукцию они покупают? Лишь бы на баллон была наклеена этикетка «медицинский кислород» и документы правильно оформлены? Больницы довольны, что покупают недорого мед кислород, а что на самом деле там – проверить что потребляют пациенты – дети, онкобольные и беременные женщины, очень сложно.

Характерным для стиля Сергея Защенкова стала произведенная им единолично на себя после аннексии Крыма, без информирования двух других соучредителей перерегистрация тамошнего филиала «Криогенсервиса» – ООО «Криоген-Юг», которое с 2014 г. успешно работает на полуострове, но уже по российским законам. Более того, это предприятие поставляет свою продукцию для нужд военного флота Российской Федерации, оккупационных войск на полуострове! И с этим принципиально были несогласны другие учредители «Криогенсервиса». Об этом нам рассказал соучредитель «Криогенсервиса» Николай Зуб (39%), профессионал, специалист в этой сфере по образованию, стоявший у истоков продвижения компании. С самого начала деятельности предприятия отвечавший в «Криогене» за технические аспекты деятельности.

По его словам, нашему изданию: «Бизнес этот сложный. Достаточно сказать, что жидкий кислород – это продукт крайне недлительного хранения и должен транспортироваться при специальной температуре (-187 градусов). Но при этом лазеек для формирования сверхприбылей в этом бизнесе достаточно. И стимул нарушать серьезный, ведь в зависимости от потребителя стоимость газообразного кислорода в 3-5 раз выше жидкого. Есть и другие технологические способы для повышения прибылей на ровном месте. Так, жидкий кислород в баллонах измеряется в кубометрах, но при этом газификаторы должны быть в тоннах, а они продавались в тех же кубометрах. Естественно, разница «прилипала к рукам» собственника коммерсанта Защенкова. Когда другие собственники стали задавать «великому комбинатору» неудобные для того вопросы началась борьба за “выживание” коллег из бизнеса. Защенков выдавил из бизнеса одного учредителя и принялся за меня, в том числе и противоправными методами, единолично уменьшив мою долю в компании с 39% до 7,85%. Сейчас удалось вернуть часть моей доли, но наступление на мои права собственника со стороны Защенкова продолжается».

Экс технический руководитель бизнеса подчеркивает, что пандемия повысила спрос на продукцию Защенкова – медкислород – во много раз. Выросла и цена. Уменьшился контроль со стороны контролирующих органов, ускорились тендерные процедуры и “золотой дождь” пролился на кислородного торговца Защенкова. С другой стороны, Сергей Григорьевич хорошо понимает,  что с приходом министра Виктора Ляшко его схемы неминуемо вскроются и рынок будет утерян. И подвижки уже есть.

“Прошла либерализация лицензирования и количество игроков на рынке возросло. Поэтому сейчас Защенков делает попытки продать свой перепродажный бизнес американским инвесторам. И, заработав денег, выйти сухим из воды. Абсолютно понятно, что такого варианта событий допустить нельзя. МОЗ просто обязан установить действенный контроль за качеством продукции и подходами деятельности «Криогенсервиса». Государство обязано надежно защитит права пациентов, дать равный доступ на этот рынок всех производителей. И, также, надеюсь, на защиту моих законных прав как совладельца”, – подытожил Николай Зуб.

Сегодня ожидаем реакции правоохранительных органов на эти и подобные схемы, расцветшие в условиях ковидной пандемии в тени экс главы министерства здравоохранения. И, самым действенным, пожалуй, будет если правоохранители доведут до конца дела относительно фальсификата продукции и установят контроль за бурной деятельностью основного собственника “Криогенсерсиса”.

Антон Верный

Источник

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *